?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

The thing that calls your name

Я, кстати говоря, не помню, как это случилось.

Когда именно я первый раз проснулась в лето -- в канадское лето, в лето на юго-западе провинции Онтарио -- и поняла, что меня зовёт Гурон.

Не раньше восьми лет назад, когда я увидела его в первый раз. Тогда мы только-только познакомились с М., но он сделал мне предложение, от которого я не могла отказаться. Мы сели в машину -- в ту же, кстати, которую вела на этих выходных ночными дорогами к Гурону уже я -- и отправились в путешествие. У нас не было плана, только машина, время между семестрами и любопытство.

Тогда я многое увидела впервые.

Мы переходили пешком давно заброшенные железнодорожные мосты у Paisley. В долинах далеко внизу лежали их ажурные тени, брошенные закатным солнцем. Нужно было шагать от шпалы к шпале, как можно ближе к середине моста, и не смотреть себе под ноги: между каждой парой шпал открывался головокружительный обрыв.

В Kincardine я первый раз вышла к Гурону. Есть фотография: я, с руками в карманах, стою по щиколотку в воде и смотрю на горизонт. Рядом со мной лодка. На поверхности воды дробятся блики. Я ещё не знаю, что это одно из самых важных моих знакомств.

На Bruce Peninsula мы стояли на вышке над морем кедров, которые так быстро покрывают выгоревшую землю. В этом месте, одном из самых прекрасных в Онтарио, в начале двадцатого века всё, что не было вырублено на древесину, горело. Там, где сейчас зелёные волны проходят по верхушкам кедров, были пустоши.

Мы переплыли на остров Манитулин и встретили там закат Юпитера. Днём я купалась под водопадом.

Мы ходили по покатым красным камням Килларни, похожим на застывшую лаву и раскалённым под полуденным солнцем.

Городок Little Current запомнился мне тем, что там так слабо, так прерывисто текло в тусклую лампочку на потолке нашей комнаты электричество, что можно было подумать, будто название городка пыталось нас об этом предупредить.

И Гурон всегда был рядом. Синим полотнищем раскидывался от кедрового берега до каменных островов. Лазурью плескался в гротах, куда через подводные пещеры било июльское солнце. Белел и пенился там, куда стекали потоки красной лавы Килларни. Брызгами летел в лицо. Был целью в конце тропинки Burnt Point -- там, где она выходит к берегу на чёрные, кажущиеся обожжёнными камни. Он был рядом и он ждал, терпеливо, капля за каплей привязывая меня к этой... земле, к этим берегам -- и к себе.

Нет, я не помню, как я в первый раз обнаружила, что Гурон знает моё имя.

Но я помню, как мы встретились.

...

Здесь должен был быть пост про то, как мы ездили с друзьями в коттедж на этих выходных и как там было хорошо.

Но перед глазами у меня стоят сейчас прозрачные стеклянные волны Гурона, и я не могу думать ни о чём, кроме них.

Я ещё напишу про поездку, да.

Но как же, как же, как же я его люблю.

Comments

( 3 comments — Leave a comment )
ar_ia
Sep. 9th, 2015 05:11 am (UTC)
Прекрасно-завораживающее описание, редко комментирую, но здесь не могу удержаться чтобы не выразить восхищение слогом и тем, как вам удалось передать ощущение этого места
be_unafraid
Sep. 9th, 2015 05:12 am (UTC)
Я страшно, страшно рада, когда получаю такие комментарии. Что-то удалось, значит. Передалось.

Спасибо большое :)
(Deleted comment)
be_unafraid
Sep. 12th, 2015 05:30 pm (UTC)
:)
( 3 comments — Leave a comment )