?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

2001: A Space Odyssey (1968)

2001: A Space Odyssey посмотрели. Это, должна я вам сказать, совершенно не тот фильм, который я видела в первый (и единственный, до этой пятницы) раз семнадцать или двадцать лет назад. Во-первых, тогда Дейв весь фильм был значительно старше. Не могу даже сказать, насколько именно - мужик и мужик, взрослый. А тут что за парнишка? Во-вторых, фильм тогда был бесконечным. Особенно одна из сцен, томительность которой я запомнила на все двадцать лет. Последняя, с HALом. Но она ведь тоже была вовсе не такая!

В общем, есть у меня подозрение, что когда я в возрасте лет десяти увидела ночью в больнице Космическую Одиссею, все уникально сложившиеся обстоятельства были направлены на усиление её эффекта. Не помню точно, первый ли это был тоскливый вечер - без родителей, в незнакомом и неприветливом месте - но, кажется, первый, когда я ещё там не знала никого. Днём в нашем корпусе было бело и стеклянно-солнечно; к ночи коридоры погрузились в темноту, и вот тогда-то по ним и начали пробираться, сбежав из своих палат, напуганные одиночеством дети. Они стекались в главный зал - большой, проходной, неуютный, с двумя диванами, потолком, терявшемся в сумраке, и двумя источниками света - телевизором и лампой над столом дежурной медсестры.

(Странно, что я помню так много темноты. Её должно было быть меньше.)

И дети приходили и рассаживались на предписанном расстоянии от телевизора: старшие на диванах, с медсёстрами, младшие - где придётся. Я оказалась на полу, но под защитой массивного плюшевого диванного бока; только в спину мне смотрела темнота, пока там не устроился кто-то из других детей.

Маленькие дикари у костра.

Так начался этот первый бесконечный вечер. Медсёстры и мы смотрели Санта Барбару; впрочем, это могла быть "Просто Мария" или ещё какая-нибудь обнадёживающе-привычная сказка двадцатого века. Это было нормально. Но потом... потом стало ещё позже, и мыльные оперы каким-то образом перешли в Космическую Одиссею.

Стэнли Кубрик, *(??*%;;#.

Каждый из нас, я думаю - из тех, кто остался и досмотрел Одиссею до конца - должен был её запомнить. Каждый стал на время Дейвом в бесконечном безразличном космосе - и каждый отключил Хэла.

Как же я его боялась тогда, а. Как я его жалела.

Именно эта последовательность, только что просмотренная мною заново, совершенно не соответствует субьективно затраченному на неё семнадцать лет назад времени. Я проверила, из этой сцены ничего не должно было быть вырезано, но где, где те часы, которые она длилась? Хэла отключили за считанные минуты, он почти не сопротивлялся, только говорил - ну, мы знаем, что он говорил и как - но тогда это было так тягостно-опасно и так безвыходно, что я сидела и мечтала о том, чтобы это закончилось, но уйти не могла - и так мы и сидели там, несколько пришибленных вселенной детей, пока фильм, а с ним и трансляция, не закончились и медсёстры не разогнали нас по кроватям, засыпать и обдумывать произошедшее.

Стэнли Кубрик, ну в самом деле.

Tags:

Comments

( 1 comment — Leave a comment )
perelynn
Apr. 4th, 2011 04:53 pm (UTC)
Очень атмосферно. Так и увидела этих малышей в темной комнате. А попутно вспомнила, и какой фильм имеется в виду. Я смотрела его, когда была постарше, но сцену отключения Хэла помню до сих пор.
( 1 comment — Leave a comment )